Как делать деньги на АЗС. Прибыль и убыток от продажи топлива

0
38

Хотелось ли вам иметь собственную АЗС?

Да

4038 (75%)

Нет

1355 (25%)

Мы уже давненько привыкли к сервису сетевых автозаправочных комплексов: архитектурный размах и яркий дизайн, современное оборудование, расторопные заправщики, милые девушки за кассой, магазин, кафе и прочий комфорт. Современный АЗК есть за каждым поворотом. Да, времена «заправок» со стрелочными колонками под открытым небом и будкой оператора с хамоватым голосом по ту сторону зарешеченного окна остались далеко позади. В 90-х годах такие АЗС были изрядно приправлены всякими нехорошими явлениями — недоливами, бодягой и общей криминальной атмосферой вокруг всего, что связано с топливом.

Картина не маслом

Однако именно цены на «горючку» в 90-х автомобилисты сейчас вспоминают как вполне «человеческие», а сами владельцы АЗС из числа частников скажут — это был период, когда на продаже бензина и дизтоплива можно было зарабатывать и развиваться. Не без риска для жизни, но тем не менее. Была возможность выгодных оптовых закупок, даже непосредственно на производстве, а в стоимость литра бензина еще не закладывались нынешние акцизы и налоги. Притом мировые цены на нефть тогда были в районе $20–30 за баррель. Сейчас же случайному предпринимателю здесь развернуться невозможно. По сути, на топливном рынке для «малого и среднего бизнеса» действует категорическое табу — контроль фактически полностью перешел в руки крупных структур.

Мой собеседник Вадим в этом бизнесе не новичок, начинал еще в тех самых 90-х и прошел все стадии становления. Четыре года назад он приобрел на периферийной трассе старенькую АЗС и модернизировал ее. В частности, вместо архаичных колонок установил современные с программным обеспечением, навел внешний марафет. Одним словом, вложился и с чувством видимой перспективы стал торговать тремя видами топлива, на которые в том районе был стабильный спрос: бензином с октановым числом 92 и 80, а также дизтопливом. Но год назад АЗС пришлось продавать — расходы стали перекрывать доходы. В это же время другие частные заправки ввиду убыточности стали вообще закрываться.

Опыт и возможности позволили ему не пойти по миру, а диверсифицировать бизнес, однако данный пример, пожалуй, характеризует общую тенденцию последнего времени. Да, технический уровень и сервис заправочных станций вырос, качество продукции тоже стало лучше, усилились контроль и конкуренция. Однако правила в этом виде деятельности стали одновременно более жесткими и несправедливыми. И в ближайшем будущем вряд ли что-то изменится из-за повышения акцизов и многих других факторов.

На дворе XXI век, в России на оживленных федеральных трассах множество презентабельных АЗК, но в провинциях встречаются не только АЗС «старого образца», но уже и немало брошенных заправок

По сути, последние пять лет крупными топливными компаниями проводилась тактика тотального и ничем не прикрытого выживания мелких продавцов. Тех, у кого не было своих нефтебаз и тем более производств, и кому приходилось закупать готовую продукцию у так называемых давальческих фирм. В какой-то момент ситуация даже повернулась таким образом, что у «давальцев», включая вертикально-интегрированные компании (то есть с полным производственным циклом — от скважины до заправочного пистолета), оптовая цена стала выше, чем розничная на их собственных АЗК.

 
В таких условиях о какой честной конкуренции — если говорить именно о розничной продаже качественного топлива — может идти речь?

На данный момент позиция «давальцев» все равно остается очень жесткой: оптовая цена лишь немного ниже их собственной розничной. «Перебить» ее невозможно — перестанут заправляться — а полученная маржа едва ли покроет совокупные затраты.

Что представляет собой не самая крупная, но вполне успешная АЗС, расположенная на оживленной трассе в черте города с хорошим и постоянным трафиком? Персонал — минимум четыре оператора, работающие сутки через трое, старший смены, товаровед. Зарплата примерно по 20–25 тысяч рублей. Также для «престижа» и привлечения клиентов наняты три-четыре «бегунка» (то есть заправщики или «пистолетчики»), им тоже надо платить хотя бы по 15 тысяч, поскольку чаевых нынче практически никто не дает. Есть и магазинчик, но доходы от него мизерные. Работает он в основном тоже больше для привлечения клиентов ради розничной торговли: кто-то просто заскочит купить бутылочку воды, глядишь, и бензина литров десять плеснет в бак. Охрана обходится в 15–20 тысяч, причем с учетом «тревожной кнопки», которая в данных условиях тоже будет эффективна. В принципе, охрану можно нанять и за 5–6 тысяч.

Три рубля «навара» с литра — это верный конец

Перенесемся на «периферийную» трассу, пусть тоже со своим трафиком, но все же не столь оживленным, к тому же зависящим от сезона — зимой затишье. На таких маршрутах еще можно встретить АЗС из «прошлого» — вид у них неказистый, дополнительный сервис отсутствует, оператор все так же сидит «невидимкой» за глухим окошком. По распространенной логике потребителей, ввиду упрощенных рабочих процессов и повышенных «рисков» цены здесь должны быть привлекательно ниже.

Однако технически (по хранению, топливораздаче и прочим факторам) станция соответствует современным требованиям, а качество топлива по меньшей мере не хуже, чем на «фирменных» АЗК. Розничная цена здесь вроде бы должна быть ниже. Должна, но не может. Как, впрочем, не может быть выше. Продавать дороже 37 рублей не получится, потому что где-то недалеко есть станция того самого «давальца», где торгуют именно по такой цене. Продавать дешевле — уменьшится маржа, что вполне может привести к тому, что покрывать расходы будет нечем.

 
Оптом на нефтебазах топливо продается по весу (столько-то рублей за тонну), а цена за единицу объема вычисляется с учетом плотности продукта. Для ясности восприятия мы будем сразу «переводить» в привычные всем литры, ориентироваться на самый востребованный вид топлива (92-й бензин), а цены символически округлим.

Почему? Допустим, владелец данной АЗС как раз из тех, кто пользуется «давальческой» продукцией, то есть ему приходится закупать топливо на сторонних нефтебазах. Он планирует реализовать за месяц примерно 40 тысяч литров топлива. Предположим, текущая оптовая цена 92-го бензина на нефтебазе — 32 рубля за литр, и никаких «скидок» в зависимости от объема закупки нет. Придется заплатить 1 280 000 рублей. Розничная цена предполагается в 37 рублей за литр. Казалось бы, «накрутка» 5 рублей с литра — еще не самая маленькая. Выручка составит 1 480 000 рублей, а маржа, соответственно, 200 тысяч рублей. Но как только нефтебаза начинает заливать топливо в бензовоз, из будущих доходов владельца АЗС тут же начнется вычет расходов.

 
Всегда есть вопрос: удастся ли реализовать данный объем топлива за месяц? Этот процесс может затянуться и на полтора. Завтра и оптовая цена вдруг подскочит. В этом смысле никакой гарантии стабильности никто дать не может.

Как правило, оптовые базы находятся вблизи узловых ж/д станций, страна же у нас большая, поэтому удаленность АЗС, расположенной «где-то в полях», может достигать сотен километров. В этом случае доставка с базы автоцистернами 40 тысяч литров сама по себе обойдется в кругленькую сумму — около 50 тысяч рублей с учетом примерно 300 км маршрута и необходимости для перевозчика заплатить «оброк» «Платону». Допустим, персонал на такой станции ужат до предельного минимума — два оператора работают по двое суток. Возможен и вахтовый метод — по четверо или даже восемь суток. Условия работы спартанские: живут на АЗС, сами себе готовят, здесь же спят (ночью на периферии есть время для сна). На зарплату уйдет 40 тысяч (минимум 30). Пусть аренда земли в регионах стоит недорого, может хватить и 5 тысяч рублей, но электричество без льготных тарифов съест около «тридцатки». Тревожная кнопка — еще 5 тысяч (с учетом, что время реагирования местных служб минут 15–20), а также связь/интернет — 3–5 тысяч. Таким образом, за месяц уже набежит вычетов на 125–135 тысяч рублей.

И это еще не все затраты и потери. Примерно в 5–6 тысяч обойдется сдача и проверка топлива в лаборатории, а также нужны средства на текущее содержание АЗС, обслуживание оборудования. Ко всему прочему около 20–30% оплаты проводится по пластиковым картам, а это еще минус 2–4% банку. К тому же мы не учитывали, что АЗС могла быть запущена в работу в кредит, который надо выплачивать в срок. Таким образом, после уплаты налогов доходная часть выглядит весьма призрачной.

 
В порядке вещей и такие «непредвиденные события», как отпуск топлива в долг для нужд районной администрации. Притом возврат долга денежными средствами может затянуться на два-три месяца.

Могут быть, конечно, альтернативные источники закупки топлива, например, из так называемых госрезервов, но подобные варианты не могут рассматриваться как бизнес на долгосрочной основе. Недоливать клиентам в свою пользу тоже не выйдет — сейчас все же не те времена. Вот и получается, что торговать бензином по-честному в «малых количествах» сегодня невыгодно.

Ну а если продавать много топлива? В этой связи вернемся к «благополучному» АЗК, упомянутому выше. Там расходная часть не в пример больше, но и обороты соответствующие: те же 40 тысяч литров «уходят» за неделю. А главное, у владельцев другие возможности по закупке, транспортировке и хранению топлива.

Вадим, исполнительный директор сети АЗС

— Почему свернулись мелкие продавцы? Сегодня что-то зарабатывать на топливном рынке вообще проблематично, это не те времена, когда с цены за литр более половины, условно говоря, шло на карман, притом цена считалась невысокой. Сегодня, во всяком случае, нужны большие объемы реализации, несколько станций, своя база хранения с подъездными путями и прочей инфраструктурой, закупки вагонами-цистернами на топливной бирже, где можно более-менее брать продукцию за адекватную цену и с каким-то выбором поставщика, нужен свой биржевой брокер. То есть речь идет о минимум 2,5 миллиона рублей только на закупку одного вида топлива. Имеются у вас такие возможности? В этом случае есть вероятность сыграть на доверии клиентов к тому или иному бренду, привлечь рекламой и ценами, поскольку будет возможность некоторого демпинга с учетом общих позиций на рынке. В конечном итоге получать прибыль, каким-то образом выживать и даже развивать сеть. Капиталовложения? Можно судить по стоимости оборудования: одна современная 6-рукавная колонка — минимум полмиллиона рублей с учетом не самых лучших комплектующих, один резервуар для хранения по установленным требованиям — два миллиона и так далее. Те, у кого небольшие заправки и маленькие объемы реализации, не могут закупать вагонами, а чем меньше берешь, тем дороже это тебе обходится. Поэтому маленькие заправки, которые работали на давальческом топливе, стали уходить.

 
Анекдот: «Понятно — газ и нефть принадлежат народу. Но не понятно — почему народ продает их сам себе за такие бешеные деньги?».

Почему же при изрядно сократившихся доходах «королей бензоколонок» стоимость топлива, по общему мнению потребителей, столь высока? Не секрет, из чего складывается нынешняя розничная цена за литр. Как ни странно, «трудноизвлекаемость» сырья в наших условиях теперь особой роли не играет: себестоимость разведки и добычи российской кормилицы и поилицы — нефти — незначительна, около 10%. Транспортировка, переработка, расходы на розницу, торговые накрутки — за все это тоже приходится платить конечному потребителю, но и это еще не ключевой фактор.

Разведка, добыча, транспортировка, производство — сегодня в стоимости литра бензина эти сложные трудоемкие операции составляют не более 25%

Цену во многом формирует налоговая составляющая — акциз, НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых), НДС — в совокупности получается более 50%, и этот «пакет», если утрировать, заложен еще на стадии покоя нефти в своих недрах. По сути, на потребителей «горючки» сегодня возложены государственно значимые обязательства. То есть, заливая бензин в баки, мы косвенным образом оплачиваем содержание дорог, «социалку» и другие «народные нужды». При этом эксперты уверяют, что розничные цены основными игроками искусственно сдерживаются (судя по всему, не по своей воле), тогда как их либерализация дала бы совсем другие цифры. Говорят, если подчинить формирование конечных цен рыночным законам, то уже сегодня стоимость 92-го бензина могла быть на уровне 42–43 рублей за литр при нынешней цене в 34–35 рублей.

Но самое интересное в том, что сегодня уже и крупные, вертикально интегрированные компании становятся жертвами сложившейся ситуации. Так, в конце марта стало известно, что одна из крупнейших в стране сетей АЗС «Лукойл» может сократиться примерно на треть уже до конца этого года. Называемая причина (и с учетом сказанного выше это похоже на правду) — приближающаяся из-за так называемого «налогового маневра» к нулю рентабельность заправочного бизнеса в России. Если крупнейшие нефтедобытчики России говорят о невыгодности розничной торговли топливом — что говорить про малый бизнес?

P.S. Back in USSR

Как для интереса и некоторого сравнения не вспомнить об СССР? В конце 80-х годов стоимость 93-го бензина составляла 40 копеек за литр. Условно говоря, заправить полбака (25 л) можно было за «червонец». С позиций нынешнего времени — вроде бы и недорого, однако если учесть типичные зарплаты рабочего человека в тот период (ориентировочно 150 рублей в месяц), соотношение не такое уж выгодное.

И еще один интересный момент: даже в период СССР топливные монополии не отказывались «попиариться»: на фото справа — реклама на этикетках спичечных коробков

По-настоящему доступной была «государственная» солярка (примерно 5 копеек за литр), но вот беда — дизельных легковушек для массового использования в стране не существовало, а трактора и МАЗы в частную собственность не приобретались. Сегодня же широко востребованное дизтопливо по цене не просто сравнялось, а стало дороже популярного 92-го бензина.

Что именно олицетворяет такая стела (из старенькой ЗРК С-125) на одной из АЗС в Одессе: топливо — огонь или образный намек на цены — неизвестно, но в любом случае надо и здесь отдать должное юморным жителям этого города (фото 2012 года)

Источник: www.drom.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

пять + 13 =